Культура Религия

Африканская рапсодия

Слушай радио Славик Фэмили | Listen to Radio Slavic Family Live | KXPD 1040 AM Portland

автор: Юлия Парадная

Однажды я посмотрела документальный фильм «Детство на продажу» о детской проституции в Кении. В нем говорилось, что в 2006 году организация ЮНИСЕФ опубликовала шокирующую статистику, согласно которой каждая третья девочка от 12 до 18 лет работает проституткой. Несмотря на то, проституция официально в Кении запрещена, 46% семей в Кении живут за чертой бедности  — именно это вынуждает подростков торговать своим телом. Эти девочки не получают образование, они не соблюдают нормы гигиены, а родители только поддерживают их работу в секс-туризме. Единственная их возможность выбраться — помощь некоммерческих организаций, миссий. 

Я познакомилась с Денисом Лаптейкиным, основателем миссии Bring Life, в студии радио Slavic Family. Его команда работает в Кении, в районе Малинди, в деревнях Какуюни, Фурунзи, Муангаза, Бомани. Миссионеры построили школу, проводят медицинские кэмпы, проповедуют в тюрьмах, обучают женщин навыкам рукоделия. Мы общались с ним больше трех часов об Африке, отношении к белым и миссиях. 

Насколько я знаю, в Кении есть три типа больниц: общественные, платные, бесплатные. И один из проектов миссии — больница. Расскажи об этом. 

Идеей было проводить бесплатные медицинские кэмпы для людей, кто живет глубоко в деревнях, потому что у них нет совсем возможности получать медицинское обслуживание, кроме колдунов. Они идут к местному знахарю с курицей или козлом лечиться. Естественно, их никто не лечит, но люди верят, потом мучаются, погибают. Поэтому мы решили что-то делать в этом направлении. Плюс как основная цель — говорить о Христе. Это их выход из непростых условий жизни. Медицина — это прекрасная дверь, через которую можно нести какую-то радостную весть.

Да, когда люди в нужде, они готовы воспринимать информацию.

Да, и мы решили оказывать медицинскую помощь. Все не так просто. Нужно, как минимум, полгода предварительных подготовок. 

О каких подготовках идет речь? 

Мы пошли к начальнику медицинской службы региона, договорились через других общих знакомых о том, чтобы нам сделали встречу. Человек оказался подкованным, дал целую брошюру, где написано, как проводить медицинские кэмпы, что для этого нужно. 

То есть в Кении такие кэмпы популярное явление, раз есть брошюра. 

Возможно, это инструкция для них самих. И когда мы увидели все пункты, поняли, что это просто нереально. Один из самых сложных моментов — все врачи должны быть сертифицированы кенийской системой, даже если у вашего доктора есть международные сертификаты, и он — самый лучший, его не возьмут. В Кении ты — никто, и ты должен пройти всю проверку. И мы не раз уже сталкивались с тем, что в Кении это крайне сложно сделать. Во-первых, тебе нужно будет платить деньги неофициально помимо всех официальных сборов, плюс тебя будут тормозить. Поэтому, когда к нам приезжают волонтеры-врачи, подготовка занимает полгода, а, может, и год. 

Но вы можете же сделать это дистанционно. 

Там должна быть личная встреча, он должен сдавать язык. То есть это непросто. Если только тебе кто-нибудь не будет помогать на серьезном уровне. Нам дали идею — нанимать местных врачей, платить им за работу и вместе с ними делать кэмпы. То есть государство проводит кэмп, а мы — волонтеры. Кстати, таблетки тоже должны быть только кенийскими. Если же что-то произойдет с местным, а они там все больные, и с ним обязательно что-то произойдет, то он пожалуется на «белого», и начнется разбирательство, чего и ждут африканцы. 

Как выглядит медицинский кэмп? 

Мы проводили кэмп на базе церкви, где мы трудимся. Это оглашается заранее по всей деревне. В Кении очень иерархическая система: сначала нужно сообщить старосте деревни, и те уже рассказывают жителям. Мы привозим врачей, лекарства, приходят люди, их смотрит доктор, медсестры раздают медикаменты. Дальше участники выходят, и команды миссионеров за них молятся. 

Ты говорил, что до 2013 года хорошо зарабатывал в Минске. Тебе было жалко вообще бросать все и ехать в Африку? 

Вы понимаете, что мы имеем, все Бог дает тебе. Конечно, твоему телу, которое здесь — временное явление, какой-то комфорт, какие-то вещи, но мы же не это тело. Мы — дух, который обитает в этом теле. Человек — триединое существо: есть дух, душа и тело. Есть животные, у них душа и тело, а у нас дух. А дух — это образ и подобие Божье. Почему Адам был сыном? Потому что в нем дух Божий был, а не тело. 

У тебя поменялся круг друзей после переезда? 

Мои взгляды «куда Бог отправляет, туда и иду» не всех устраивали, у многих цели более реалистичные, к сожалению. Тепло, уют и жизнь в цивилизованных местах. 

Я смотрела твои фотографии, вы живете в доме с капитальным ремонтом, ты ходишь в оборудованный спортзал, хотя люди, которым вы помогаете, все живут в мазанках. Почему вы не живете в таких же условиях? 

Если вы хотите, чтобы мы закрылись, и к нам никто не приехал, то мы можем жить в мазанке. Я вам расскажу как мы жили, когда только приехали. Мы купили две военные кровати американской армии, разместили их в обычных палатках и там спали. А потом в Малинди мы снимали помещение с тараканами, нерабочими туалетами. 

А какое вообще отношение к белым? 

Они будут улыбаться, будут твоими лучшими друзьями, но по факту за спиной они тебя совсем не любят. Если ты попадешь в какую-то проблему, они будут улыбаться и радоваться. Недавно столкнулся на проекте с семьей. Мы купили территорию, поставили забор, а это первое, что нужно сделать в Африке, иначе все украдут. Я помог одному мужчине из бедной семьи и нанял его охранником, чтобы он следил за полем ананасов. Сначала он даже ночью отвоевывал наши столбы, а потом сам украл мое стадо коз. Я бы мог посадить его в тюрьму, но я его благословил. Еще между собой они белых называют «музунгу», это как в русском языке очень грубо называют черного. И вообще, если вы работаете с Африкой, либо к вам добавляются в друзья в сети африканцы, что-то просят, не вступайте с ними в контакт. Если вы хотите помогать Африке, работайте с миссиями. Никогда не отвечайте на их просьбы. Особенно, если вас попросили помочь в строительстве церкви, либо нужны Библии, либо кто-то умирает — за этим стоят мошенники. В Африке бесплатный доступ к Фэйсбуку, и они ищут в сети белых. Иногда даже ловят на улице, фотографируются, ставят на аватарку — таким образом пытаются заработать лояльность подписчиков где-нибудь в США. Но, в действительности, хотят обмануть. Я не могу рассказать о своем случае, потому что мы сейчас собираем документы, чтобы подавать в суд. Но девочек из одной организации в Уганде украли и требовали взятку. Им чудом удалось сбежать. 

Денис вспоминает историю организации Street Temple. Девушки сотрудничали с африканской организацией, которая владела школой-интернатом. Активистки находили бедных детей, спонсоров, которые оплачивали первый взнос школьникам, оставляли их на обучение. Ученики стали жаловаться на плохие условия, и девушки решили прекратить работу с этой организацией. В результате чего пастор, глава этой организации, совместно с городской полицией, ограбили их дом, закрыли волонтеров и требовали взятку две тысячи долларов. Активистки вырвались из плена, но бандиты устроили за ними погоню до аэропорта.

Но ты говорил, что где-то боготворят белых? 

Есть некоторые места, племена, верования, куда меня просто просили прийти, помолиться. У них есть представления, что от этого у них что-то изменится. 

А как в Африке ведут переговоры? За взятку, по блату? 

Вот видите, у вас представление об Африке, как у белого человека. Если ты хочешь что-то в Африке делать, надо делать через кого-то, потому что по туристической визе ты не имеешь права работать. У тебя должен быть статус миссионера. Мы работаем с организацией Pentecostal Evangelistic Fellowship of Africa. Это — большая сеть церквей, и мы вошли в их союз: получаем визы, согласовываем наши мероприятия. Мы стараемся строить работу через служителей местных церквей. Чтобы нам провести проповедь, например, в каком-то племени, сначала нужно найти их человека. Он должен говорить на языке, и они, конечно, должны ему доверять.

А племена говорят, что не хотят белых? 

Сейчас хотят. Вы, видимо, говорите о совсем глухих племенах. Вам нужно понять, что в Африке совсем глухих племен уже не осталось. У нас только мышление другое, а внешне все похоже. Все хотят и телефоны, и дома. Все хотят белой жизни. Но мышление у них все-таки другое. У них есть понятие племен, есть авторитеты, старейшины. И там нужно договариваться со старшиной. Я приехал в глубинку, куда сорок лет не ступала нога белого человека. И две недели люди приходили меня послушать. В том регионе никто не знал про Иисуса, и все поклонялись Богу — живому мужику. – Сейчас хотят. Вы, видимо, говорите о совсем глухих племенах. Вам нужно понять, что в Африке совсем глухих племен уже не осталось. У нас только мышление другое, а внешне все похоже. Все хотят и телефоны, и дома. Все хотят белой жизни. Но мышление у них все-таки другое. У них есть понятие племен, есть авторитеты, старейшины. И там нужно договариваться со старшиной. Я приехал в глубинку, куда сорок лет не ступала нога белого человека. И две недели люди приходили меня послушать. В том регионе никто не знал про Иисуса, и все поклонялись Богу — живому мужику. 

А что ты им привозил? 

Ничего. И если меня куда-то приглашали, я знал, что из-за денег, потому что белые для них — деньги. Я говорил, что у меня нет ни копейки. Я ездил по разным глубинкам бесплатно, и так всю Уганду исколесил. 

А что люди знают о Христе до вас? 

Расскажу на примере нашей школы. Она у нас христианская, и у нас есть библейский день с уроками. У нас все они и молятся за еду, знают кучу мест писания, которые они изучают в школе. Хотя регион у нас мусульманский. Саму школу мы не создавали с нуля, была группка людей, которая занималась с детьми. У них был земляной пол, мазанка, и там сидела толпа учеников. Когда я это увидел, у меня внутри сердце сжалось, и я решил не открывать что-то новое, а помогать этой школе. В Африке учат на уровне зазубривания, их учат с палкой, и детей обязательно бьют. И это иногда не осмысленное действие, поэтому наша задача — помочь им понять, зачем это нужно. А не просто быть формальным христианином — знать какое-то место из Библии. 

Насколько поколение детей сейчас более образовано, чем их родители. У них есть мотивация получать образование? 

С кем не поговоришь, они все хотят учиться. Они понимают, что учеба — это то, что тебе поможет. Они все хотят учиться. Может, это внушение государства. 

Чем они зарабатывают? 

Кто-то сельским хозяйством пытается, кто-то купи-продай, кто-то туризм пытается делать. 

Кто-то проституцией. Насколько это там остро? 

Это везде, на каждом углу. Там никто не стоит, не продает себя открыто, но они засматриваются на любого белого в надежде на то, что он обратит на них внимание. Даже мне предлагали на пляже ребенка. 

С одной стороны ты говоришь, что они хотят получить все образование, но девочки вместо этого идут работать проститутками.

Есть проститутки, которые образованы. К ним приезжают белые, они их охмуряют, а потом вытягивают все. Поэтому там популярен секс-туризм. И это очень опасная штука. Во-первых, ВИЧ. Во-вторых, попасть на мошенников. 

Девочки прекрасно понимают, что можно заразиться ВИЧ.

Складывается ощущение, что они не понимают. Страха нет никакого. У них типично, что в семье по восемь, девять детей. Там даже не предохраняются. Более того, они не понимают слово «проститутка». Девушки просто ищут белого, потому что семье нужны деньги. 

Это не является аморальным для них? 

Для них понятие «переспать» — это так легко. А если это еще приносит деньги, то вообще здорово. В районе тринадцати лет родители стараются побыстрее выдать замуж или поженить детей, чтобы не отдавать в школу, не платить за них. 

Тебе не кажется, что у них отсутствует понимание ценности жизни? 

Да, так оно и есть. Они не смотрят в будущее, они смотрят прямо сейчас. Вот ему нужно украсть топор сейчас, и он не думает о наказании. 

У тебя есть друзья среди африканцев? 

Как могут быть друзья среди африканцев после всего, что я рассказал? 

Но в вашей команде есть африканка. То есть вы нашли африканку, которой можно верить? Кто эта женщина? 

Я никому не могу доверять из африканцев. Первое правило на миссии — никому не доверяй. Второе правило на миссии — никому не доверяй, даже если очень сильно хочется. Хотя есть люди, которые, на самом деле, создают впечатление весьма хороших людей, и сейчас, как мне кажется, мы познакомились с одной девушкой, которая любит детей, много трудится как волонтер. Наша знакомая пересеклась с ней в церкви. Я надеюсь, она сможет влиться в нашу команду. Она в процессе. Хотя есть у нас одна миссия, где девочка-миссионерка из Кении. Они даже доверяют ей заниматься финансовыми вопросами. Но когда к вам кто-то в Интернете добавляется в друзья, предлагает приехать на миссию, я бы не спешил. Часто цель сводится к деньгам, потому что знают, что приедут белые и что-то привезут. Мы же едем туда, не чтобы что-то привезти, но привнести, что-то изменить. Не просто привозить им пачками, а чтобы они что-то сами делали, то есть учим их рыбачить. Иначе это — бездонная бочка, куда и так сливается много денег постоянно, и ничего не меняется. 

А в Кении есть проблема с мусором? 

Есть хорошая новость. Семь лет назад Кения была огромной помойкой, где я жил, в трущобах, сплошной мусор. Потом появились законы. Ввели строгий запрет на использование пластиковых пакетов. И сейчас мусора стало меньше, даже появились мусорки. 

А люди перестали мусорить? 

Нет, у них это в менталитете. 

Но они же видят, как чисто в Европе, США. Их города могут выглядеть также. 

Где? Только богатые. А у простых людей нет доступа в Интернет. Я недавно столкнулся с этой проблемой на проповеди в церкви. Оказалось, директор школы не знает, что такое Интернет. 

Как ты думаешь, о чем мечтают взрослые и дети? 

Взрослые — уехать в Америку, они не знают, что это и где это. Либо в Италию. Они хотят в любую белую страну. Но они не понимают, что им там будет сложно, да даже холодно. Складывается ощущение, что у них вообще плохо работают мозги. Например, замечал ситуацию, когда сидит худой мужик под деревом, почти умирает от голода, но не додумывается посадить дерево бананов. Но за последние годы Африка очень сильно изменилась, и в стране наблюдается подъем. Это, конечно, потому что миссии подливают жизнь. Некоторые наши школьники не могли даже сложить лист бумаги пополам, то есть не развита моторика. Они растут в мазанках, где земляной пол, а из развлечений — ведро. Мы начали собирать пазлы, и за год дети так изменились. 

О чем мечтают дети? 

Когда мы задаем такие вопросы, им не всегда легко сказать. Картинок не так много в жизни, чтобы иметь какие-то мечты. И когда ты им делаешь подсказки, говорят, хочу быть таксистом либо пастором. Пастор — это тот, кто имеет уважение и деньги. 

А как ты видишь результаты миссии через десять лет? 

Есть понимание, что этот проект — стартап. Нести любовь людям, снаряжать их, показывать реального Христа, новый взгляд на вещи (вынести цитату), что мы не просто тело, которое хочет пить, есть, размножаться, а мы — сыны Божьи, которые должны менять этот мир, нести этот свет. 

Юлия Парадная